3

 
 
 
 
 
 

Не мешай прах с пылью…

Об этом пожаре в БАНе (Библиотеке Академии наук) в Санкт-Петербурге говорят до сих пор: сгорела одна из старейших книжных сокровищниц. Я сам с болью в сердце бродил потом по скорбному пепелищу, подбирая обугленные аграфы - медные застежки да скукоженные от жара корешки древних фолиантов, переплетенных в дубленую телячью кожу и дубовые доски.

Увы, ничто не защитило мудрые страницы от всепожирающей стихии. Это только рукописи не горят, а книги - за милую душу!

Следствие пришло к выводу, что виной беды было короткое замыкание в обветшавшей электропроводке. Но вскоре возникла еще одна версия пожара - мистическая. Её, разумеется, протоколировать не стали, однако она существует и лично меня очень-очень волнует. Поведал мне о ней настоятель местного храма, к которому пришла с покаянием уборщица сгоревшей библиотеки. Не нарушая тайну исповеди, он не назвал имя этой женщины. Но суть ведь не в ее паспортных данных.

Суть истории такова. В рукописном отделе, откуда и начался пожар, была комната, где хранился именной фонд известного в середине прошлого века археографа и библиофила профессора Иоганна Гагенредера. В своем завещании профессор передавал библиотеке все свое уникальное собрание с условиями: во-первых, все его книги будут храниться в отдельном помещении, во-вторых, на одной из стен будет висеть его портрет, написанный маслом чуть ли не самим Тропининым, в-третьих, чтобы среди книг стояла на полке урна с его прахом. Все три условия, несмотря на некоторую мрачность последнего, были выполнены. Со временем, правда, урну задвинули подальше, чтобы не лезла на глаза и не портила настроение, а портрет висел на виду и Иоганн фон Гагенредер строго взирал на всех входивших в его книжные апартаменты.

Шли годы, пролетали десятилетия. В хранилищах библиотеки становилось все теснее, так что пришлось "уплотнить" и знаменитого коллекционера. В его комнату поставили столы библиографов. Четыре сотрудницы, сидя друг против друга, день-деньской писали каталожные карточки. Все они скоро заметили, что в комнате незримо присутствует как бы еще некто, а именно покойный владелец книжных сокровищ Иоганн фон Гагенредер. Более того, он еще и требовал к себе почтительного внимания.

Впервые о нем, об этом Некто, заговорили вслух, когда молоденькая сотрудница Катя спросила старшего библиографа Зою Михайловну поменяться столами.

- Зачем? - изумилась она.

- Он на меня все время смотрит, - пожаловалась девушка. - Я работать не могу.

-Кто это"он"?

Катя показала глазами но портрет.

- Ну, знаешь, милая, - возмутилась старшая, - в твоем возрасте можно было бы и не распускать так нервы. Или страшных сказок в детстве начиталась?

- Нет, нет, - запротестовала Катя. - Он смотрит! Я однажды новую юбку примеряла, так он так посмотрел, что у меня молния сразу сломалась.

Тут все, конечно, рассмеялись. Но... Но на портрет стали поглядывать с опаской.

На другой день после веселого разговора Катя среди всеобщей сосредоточенной тишины вдруг вскрикнула плаксиво и вскочила со стула.

- Да не могу я больше так! Вон клей из-за него разлила

- Что, опять смотрит? - поинтересовалось соседка Верочка.

- Еще как! даже руки дрожат.

- Ну и нервная же вы особа! - покачала головой Зоя Михайловна. - Теплый боржом на ночь пей! Ладно уж, садись на мое место. А то еще чем-нибудь обольешься, пожиже клея.

Катя села спиной к портрету и жизнь пошла своим чередом, пока однажды в зимних сумерках неверующая ни в Бога, ни в черта бывший секретарь библиотечной парторганизации Зоя Михайловна не взглянула на портрет Гагенредера поверх очков. Очки едва не свалились с носа:

- Он только что глядел в окно! Он повернулся в профиль... Он шевелился.

И хотя почтенный старец как смотрел из своей рамы, так и смотрел, ни на йоту не изменив своей портретной позы, все с благоговейным ужасом уставились на картину. Тут заговорила молчавшая до сих пор четвертая сотрудница - Наталья Натановна:

- А я давно заметила, что и смотрит, и шевелится, и гримасничает. Я всегда, когда прихожу на работу, здороваюсь с ним. А забуду, так потом все из рук валится. То карточки перепутаются, то в шифрах ошибки пойдут...

- А может, его снять отсюда, - робко предложила Катя, - и куда-нибудь в коридор?

- Нет, нет! - замахала руками Наталья Натановна. - Он потом такой трам-тарарам нам устроит!

- Что же делать?

- Здороваться с ним.

- Так и свихнуться не долго.

- Ой, девочки, а давайте ему цветочки поставим? Может, подобреет.

В обеденный перерыв Катя сбегала в ближайший цветочный киоск и принесла веточку хризантемы. Поставили ее в кефирную бутылку перед портретом.

Всем показалось, что суровый взгляд старца и в самом деле смягчился.

На другой день Верочка принесла из дома вазочку и переставила в нее цветы из кефирной бутылки. Так Гагенредер, точнее образ его, дух, вписался в жизнь маленького коллектива. В его присутствии не рассказывали двусмысленных анекдотов, не трепались подолгу по телефону, не злословили и не курили.

Перед майскими праздниками в библиотеке затеяли генеральную уборку. Отодвинули каталожные ящики от стены и Верочка извлекла из угла фигурный металлический сосуд, похожий на спортивный кубок, облепленный пыльной паутиной.

- Что это?

Никто не смог ответить на ее вопрос и "кубок" поставили рядом с грудой всякого хлама, который уборщица Аннушка должна была вынести во двор. Аннушка занялась этим делом под вечер, когда все сотрудники разошлись, оставив в своих комнатах то, от чего желали избавиться. Вытаскивая связку старых журналов, она задела урну и из нее высыпался какой-то серый порошок. Не долго думая, она включила пылесос и собрала "порошок", - а это был прах злополучного книголюба - в утробу гудящего агрегата. В ту же минуту во всей библиотеке погас свет. Пока дежурный электрик возился с пробками, Аннушка оделась и ушла домой. В полночь из рукописного фонда повалил дым. Как установили эксперты, пожар начался именно с комнаты Гагенредера. Возможно, Акнушка не выдернула из розетки шнур пылесоса. Но ведь пылевсасывающий агрегат не утюг, перекалиться не может. И что там замкнуло в сети - не скажет теперь никто.

Говорят, среди немногих уцелевших книг чудом сохранился, хотя и обгоревший по бокам, портрет великого библиофила. К его груди прилип клочок страницы. Зоя Михайловна сняла его и прочитала две строчки: "Не вари козленка в молоке матери его... Не мешай прах с пылью".

Н. ЧЕРКАШИН.


Понравилась история?
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Интерес-интересом, но все мы работаем с большим удовольствием, когда видим реальную отдачу. Администрации "Кощейки" будет чрезвычайно приятно, если читатель "проголосует рублём".


 
 
 
 

Об истории

Автор:

santino

santino

История добавлена:
22.09.2009 18:29:01

Происхождение:
(Библиотеке Академии наук) в Санкт-Петербурге

Вмешательство редактора:
без обработки

Количество просмотров:
9321

Количество показов цитат :
721585

Оценка читателей :
24

Коэффициент рейтинга:
24.0129160113



Адрес этой страницы динамический.

Постоянный адрес текста: "Не мешай прах с пылью…"

 
 
 
 
Totenkopf

Totenkopf

12.06.2010 22:49:10

какая энергетика у него была... офигеть


 
 
 
 
количество читателей онлайн и всего



 
 

 

2007-2017 ©koshhejjka.sirenes.ru

Карта сайта